Рейтинг@Mail.ru

Юлиус Штрейхер: пропаганда варварства.

Юлиус Штрейхер: пропаганда варварства.

Юлиус Штрейхер — автор самой низкопробной, дикой и варварской пропаганды нацистского режима в Германии. Он руководил газетой «Штурмовик», единственной задачей которой было разжигать ненависть к евреям и коммунистам. После падения Третьего рейха Штрейхер предстал перед судом в Нюрнберге.
И хотя сам он не руководил и не участвовал лично в уничтожении евреев, на процессе был поставлен важный вопрос: ответственны ли те, кто призывал к убийствам, наравне с теми, кто эти убийства совершал.

Юлиус Штрейхер родился 12 февраля 1885 года в баварском городе Флейнхаузен. Работал школьным учителем в Нюрнберге, во время Первой мировой войны дослужился до лейтенанта, а по ее окончанию стал активным участником правого движения. В 1919 году он вступил в ряды антисемитской Немецкой федерации по защите и обороне Германии. Вскоре Штрейхер основал в Нюрнберге отделение Социалистической партии Германии (СПГ), весь идеологический фундамент которой держался на ненависти к евреям и коммунистам — именно они, по мнению нацистов, были виноваты в поражении Германии.

В 1921 году Штрейхер встретил человека, который ненавидел евреев так же безумно, как и он — Адольфа Гитлера. Он приехал в Мюнхен и был восхищен речью руководителя Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). «Этот человек говорил как посланник небес…», — вспоминал свои впечатления Штрейхер. В октябре 1922 года он вступил в НСДАП и уговорил поступить так же многих своих товарищей, тем самым почти вдвое увеличив количество членов партии Гитлера.

В 1923 году Штрейхер начал издавать еженедельную газету Der Stürmer («Штурмовик»), в которой размещались антисемитские статьи, обвинения евреев в ритуальных убийствах, расистские карикатуры, а также письма читателей с жалобами на евреев (большую часть которых придумывал сам Штрейхер). Газета никогда не была официальным рупором нацистской партии, однако с приходом Гитлера к власти имела тираж почти в полмиллиона экземпляров и вывешивалась на специальных стендах по всей Германии.

Во время Пивного путча в ноябре 1923 года Штрейхер шествовал вместе с Гитлером в первых рядах. Когда на Одеонсплац путь нацистам преградили наряды полиции, раздались выстрелы. Существует мнение, что первым стрелял именно Штрейхер. Ответ не заставил себя ждать: 16 демонстрантов были убиты. Гитлер при первых залпах упал ничком. Впоследствии он вспоминал: «В тот день, когда он (Штрейхер) лежал рядом со мной на мостовой… я поклялся, что не брошу его, пока он не бросит меня».

Свое обещание Гитлер действительно выполнил. Он последовательно помогал Штрейхеру подниматься по карьерной лестнице: в 1929 году он стал гауляйтером объединенной Франконии и был избран в баварский парламент от нацистской партии, в 1933 году получил депутатское место в Рейхстаге, а в следующем году приобрел звание группенфюрера СС.
Чем больше Штрейхер получал власти, тем вызывающе скандальным и разнузданным становилось его поведение. На прогулку по Нюрнбергу он мог захватить с собой тяжелый хлыст и избить любого, кто ему не нравился. Или внезапно прийти в Нюрнбергскую тюрьму и начать пытать заключенных. Он получал настоящее удовольствие от насилия, особенно если жертва была беззащитной. Слава о зверствах гауляйтера гремела на всю Франконию. Не было секретом, что Штрейхер обожает порнографию, постоянно меняет любовниц и вымогает деньги у их мужей. Он сделал огромное состояние на том, что спекулировал на отобранном у евреев имуществе. А в 1938 году пропагандист нашел новый способ зарабатывать на ненависти — издания для детей. Он начал выпускать книжку с цветными картинками под названием «Поганки». В ней рассказывалось, что евреи подобны ядовитым грибам. Она призывала «арийских» мальчиков и девочек держаться от них подальше и, по возможности, выкорчевать с корнем.

Многие представители высших нацистских чинов считали, что фигура Штрейхера бросает тень на политику партии. Его темнота и распущенность пугали даже тех, кто сам проповедовал варварство. Так, Герман Геринг запрещал своим сотрудникам читать «Штурмовик», а Иозеф Геббельс в 1938 году и вовсе попытался прекратить выпуск газеты.

Однако Гитлер оставался на стороне Штрейхера. Моральные качества гауляйтера его не интересовали. Главное — он несет нацистскую идеологию в массы. Человек из низов, по мнению фюрера, должен был получать информацию о «еврейской угрозе» в простой и понятной форме. И «Штурмовик» с этой задачей эффективно справлялся. Кроме того, газета выражала подлинные мысли Гитлера, которые ему иногда приходилось скрывать ввиду политической игры. Например, в мае 1939 года, то есть всего за несколько месяцев до подписания пакта Молотова — Риббентропа, в «Штурмовике» вышла заглавная статья, гласившая: «В большевистской России должна быть проведена карательная экспедиция против евреев. Советских евреев постигнет судьба всех преступников и убийц — немедленная расправа и смерть. Тогда весь мир увидит, что конец евреев — это конец большевизма».

На политической карьере Штрейхера был поставлен крест после того, как он поссорился с Германом Герингом. В своей газете он назвал дочь Рейхсминистра авиации Германии «плодом искусственного оплодотворения». Геринг долго точил зуб на Штрейхера, пока в 1940 году не убедил фюрера провести проверку деятельности редактора Der Stürmer, в ходе которой вскрылись махинации гауляйтера с недвижимостью евреев, захваченной в ходе «Хрустальной ночи». Штрейхер был снят со всех должностей и лишен права проживать в Нюрнберге. За ним осталась только его газета. До 1945 года он продолжал быть редактором и издателем «Штурмовика», ни один свежий номер которой не пропускал Адольф Гитлер.

Через несколько недель после окончания Второй мировой войны Штрейхер был опознан американскими военными в австрийском Вайдринге и немедленно арестован. На Нюрнбергском процессе ему предъявили обвинения в «публичном подстрекательстве к убийствам и истреблению евреев». В обвинительном заключении было сказано, что пропаганда являлась инструментом «психологической подготовки к политическим акциям и военной агрессии» нацистов. Главный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе Роман Руденко заявил: «Штрейхера можно считать подлинным «духовным отцом» тех, кто разрывал надвое детей в Треблинке. Без «Штюрмера» и ее хозяина германский фашизм не смог бы так быстро воспитать те массовые кадры убийц, которые непосредственно осуществляли преступные планы Гитлера и его клики: уничтожение более шести миллионов евреев Европы». Штрейхер отрицал все обвинения в свой адрес. «Речи и статьи, которые я писал, — говорил он, — означали информирование публики… Я не намеревался агитировать или разжигать, но просвещать».

В Нюрнберге Штрейхера, назвавшего процесс «триумфом мирового еврейства», подвергли психиатрической экспертизе. Ничего, кроме патологического антисемитизма, выявлено не было — врачи признали его вменяемым.16 октября 1946 года он был казнен.

Судебные процессы над нацистскими преступниками подтвердили особую роль, которую пропаганда, обращаясь к самым низменным человеческим инстинктам, играла в возбуждении ненависти к «врагам арийской расы» и подстрекательствам к их тотальному уничтожению. Судебные преследования пропагандистов за «преступления против человечности» стали прецедентом, на который международные органы и суды опираются до сих пор.

© Дилетант

Посмотрите также

Шпаргалочка

Шпаргалочка

Добавить комментарий