Рейтинг@Mail.ru

Зенитные башни люфтваффе.

Зенитные башни люфтваффе.

Во время Второй Мировой войны в Германии возродилась идея крепостной фортификации и немцы стали сооружать крепости противовоздушной обороны, так называемые "Flakturm". Исходя из опыта авианалетов на Лондон и другие крупные города Англии, немецкое руководство пришло к выводу о том, что необходимо размещение тяжелых зенитных средств в центральных районах крупных городов.
Зенитные батареи, командные пункты, пункты наблюдения, как полагали специалисты из ведомства Геринга, необходимо было размещать внутри городов рейха, таких как Берлин, Гамбург, Бремен, Вена. Проблема заключалась в том, что крупные города Германии имели очень плотную застройку, фактически для размещения батарей можно было использовать только городские площади, парки или стадионы, количество которых ограниченно. Также высокие здания не позволяли нормально работать зенитным прожекторам и звукопеленгаторам.

Немцы пришли к выводу, что необходимо строить специальные сооружения, которые обеспечивали бы как размещение крупнокалиберных зенитных орудий выше уровня крыш домов, так и средств обнаружения, целеуказания, вычисления данных для стрельбы, и командных пунктов. Кроме того, эти сооружения должны были обеспечивать стопроцентную защиту обслуживающего персонала, в том числе и от химического оружия, автономность снабжения электричеством, водой, канализацией, питанием и медицинской помощью.

Бомбардировка Берлина английскими ВВС 26 августа 1940 года, стала толчком, после которого Гитлер утвердил проекты и санкционировал строительство зенитных башен в трех крупнейших городах Германии — Берлине, Гамбурге и Вене. Проектирование и сооружение башен было поручено Организации Тодта.

Каждая из зенитных башен представляла собой комплекс, состоящий из двух сооружений. Башня «G» (боевая башня (Gefechtsturm (G–Turm)), построенная в Гамбурге, представляла собой квадратное в плане, железобетонное семиэтажное здание. Сторона квадрата – 60 м. Высота (по орудийным площадкам) – 39 м. Гарнизон состоял из 8000 человек. Расчеты зенитных орудий – 300 человек. Кроме гарнизона в башне во время воздушного налета могли укрываться до 18 000 гражданских.

Для жизнеобеспечения башня имела собственную автономную дизель–генераторную электростанцию, автономную систему водоснабжения с получением воды из скважины, кухню. На одном из этажей располагался госпиталь на 200 коек. Нижний этаж предназначался для сохранения художественных и культурных ценностей из музеев и картинных галерей. По некоторым сведениям в комплексе I в Берлине укрывали археологическую коллекцию Генриха Шлимана, известную в мире как «золото Трои».

Толщина межэтажных перекрытий доходила до 2 м, крыши – до 2,5 м, стен – 2–2,5 м. Это обеспечивало защиту от прямых попаданий фугасных авиабомб весом до 1 т. Тяжелые зенитные орудия располагались в верхней части здания в специальных бетонных башенках. Ниже каждой тяжелой зенитки на окружающих башенки площадках размещались по три одноствольные 20–мм зенитки и по две счетверенные. Их основная задача состояла в защите тяжелых орудий от самолетов–штурмовиков типа Thunderbolt или Tempest. В центре крыши здания располагался командный пункт. Механизированные системы подачи боеприпасов с нижних этажей здания, служивших артпогребами, были заимствованы у ВМФ и обеспечивали бесперебойную подачу снарядов, удаление стреляных гильз в течение длительного времени. Все механизмы были электрифицированы. Башни не были задуманы и оборудованы как опорные пункты против наземных войск, поскольку было ясно, что устоять против тяжелой артиллерии они все равно не смогут.

Башня управления Leitturm (L–Turm) предназначалась для размещения командного пункта, вычислительного центра, вспомогательных служб, кроме того, там размещались оптические дальномеры, посты визуального наблюдения, а по некоторым данным и зенитные прожектора типа Flakscheinwerfer 40 c диаметром зеркала 2 метра. Разделение на две башни диктовалось прежде всего необходимостью создания нормальных условий работы радиолокатора, который должен располагаться выше всех иных сооружений башни и на работу которого сильно влиял близкий вылет снарядов из стволов зениток. Кроме того, при размещении зениток и средств обнаружения на одной платформе для последних возникали значительные помехи вследствие большой задымленности от интенсивной стрельбы орудий, ударных волн выстрелов.

Эффективность противовоздушных крепостей так и не была выяснена. Среди офицеров Люфтваффе было мало энтузиастов этой формы противовоздушной обороны и отдельной статистики по ним не велось. Сложно сравнить результативность ПВО городов, имевших эти башни, и городов, защищаемых без них. Тем более, что вся система ПВО Германии, включая истребительную авиацию и зенитные дивизии, не справилась со своей задачей и не смогла добиться ни прекращения бомбардировок союзниками, ни сократить число налетов. Слишком велико оказалось преимущество союзников в бомбардировщиках в сравнении с оборонительными возможностями Люфтваффе. Сравнение данных по разным городам везде показывает примерно одинаковую картину — союзники бомбили когда хотели, сколько хотели и как хотели. Их ограничивала только погода и проблемы с навигацией, но не зенитная артиллерия и уж тем более не зенитные башни.

Посмотрите также

У витрины магазина, 1961 год

У витрины магазина, 1961 год

Добавить комментарий