Рейтинг@Mail.ru

Бернели Нинау — любимая еврейская девочка Адольфа Гитлера.

Бернели Нинау — любимая еврейская девочка Адольфа Гитлера.

Он дарил ей эдельвейсы и угощал её вкуснейшими пирожными на вилле в Баварских Альпах, а она своими руками вязала ему тёплые носки и писала «своему дядюшке» трогательные письма.На общих их общих фото – настоящая идиллия. Всё бы ничего, но только дядюшка был фюрером, а милая крошка Бернели Нинау – уж точно не арийкой.

В семье офицера в отставке Нинау должен был появиться ребенок. Жена Бернара была на седьмом месяце беременности, когда глава семейства скончался. Через два месяца на свет появилась девочка с личиком ангела. Ее назвали в честь отца — Бернардина. А дома ласково величали Бернели или Берни. Второе имя, данное ей при крещении, было Роза. Она, действительно, напоминала благоуханный цветок, достойный кисти художника. Вдова Нинау с новорожденной малышкой переехала к родителям в Мюнхен.

Дедушка Берни был преподавателем и посещал католический костел. Бабушка Ида не сменила веру даже в замужестве, — она была иудейкой. Если в двадцатые годы это было безопасно, то в начале тридцатых еврейские корни могли обернуться трагедией для семьи. В то время нацисты начали проводить “чистку” в рядах чиновников, выпустив закон о запрете занимать определенные должности людям еврейского происхождения. На улицах уже жгли книги авторов-иудеев, а кое-где уже начались еврейские погромы.

Каролина, мама Бернардины, хорошо знала, что надо скрыть свое происхождение и как-то обеспечить безопасность дочери. Она знала, что вилла фюрера находится в Альпах, в Баварии, и он частенько приезжает туда отдохнуть. Будучи в благодушном настроении, Гитлер любил устраивать чаепитие со сладостями детям из народа. Каролине пришло в голову, что если “отец арийской нации” увидит ее девочку с кукольным личиком и узнает, что она родилась с ним в один день, это станет залогом спасения Бернели.

Перед самым днем рождения Берни мать отправляет дочку в деревню, находящуюся рядом с роскошной резиденцией. Теперь Каролине остается только молиться, чтобы фюрер увидел ее ребенка. Незадолго до дня рождения она отправила дочь в деревушку, находившуюся недалеко от резиденции фюрера, и теперь молилась, чтобы тот хотя бы случайно заметил ее дитя.

В тот памятный день Гитлер прибыл на свою виллу праздновать 44-летие. Его встречала толпа наряженных детей, в первый ряд которых поставили белокурую, румяную девочку с такой же датой рождения. Взгляд фюрера остановился на этом ангеле, воплощении арийского здоровья и красоты. Мечта Каролины материализовалась. Теперь личная симпатия могущественного человека могла гарантировать безопасное существование ее семьи. Если бы тогда обнаружилась правда о происхождении девочки, результат был бы плачевным.

Все складывалось наилучшим образом. Гитлер пригласил Берни с матерью в свой дом, угостил пирожными и, узнав, что девочка в этот день тоже именинница, осыпал ее подарками. Он приказал охране пропускать к нему Бернели в любое время, когда сам находился в резиденции. Теперь немецкие газеты только и трубили о том, что у отца нации появилась маленькая любимица.

Личный фотограф Гитлера делал десятки фотографий: девочка смеется вместе с фюрером, он дарит ей куклу, она целует “дядюшку” в знак благодарности, а вот они доверительно беседуют за чашечкой чая… Попробовал бы кто-нибудь теперь копаться в генеалогии Бернардины! Маму своей любимицы Гитлер тоже не обошел своими благодеяниями, — ей назначили огромную по тем временам пенсию и продуктовый паек.

В 1933 году реклама “доброго дядюшки Адольфа” расходилась по стране большими тиражами в форме открыток. И всегда рядом была искренне улыбающаяся девчушка с огромными бантами. Тогда Берни прозвали “любимым ребенком Гитлера”. Самой же девочке после очередной фотосессии с первым человеком Германии присылали фото с его дарственной надписью. А фотограф Хофман складывал фото в альбомы, которые впоследствии пригодились при написании книги его воспоминаний о фюрере.

Когда-то все тайное становится явным. Вездесущий Мартин Борман, которого даже сослуживцы за глаза называли Мефистофелем, однажды узнал о тайне рождения любимицы Гитлера, и его ярости не было предела. Но сообщать об этом “арийцу номер один” он не осмелился. Сначала Борман категорически запретил Каролине Нинау с ее дочерью приближаться к апартаментам фюрера. Но девочка продолжала писать сентиментальные письма любимому дяде, и их еще некоторое время доставляли адресату.

Гитлер откладывал свои государственные дела и всегда отвечал Бернардине. А она вязала ему теплые носки, не подозревая, что вскоре отношение к ней изменится. Вскоре Борман все-таки доложил Гитлеру о сложившейся ситуации, потому что устал от вопросов, куда девалась Берни. Фюрер странно отреагировал на это, заявив, что вечно кто-то омрачает ему праздник. Крайним в этом случае сделали бедного фотографа, но, к счастью, не расстреляли. Нинау трогать побоялись, ведь каждая немецкая семья поклонялась фотографиям своего идола с маленькой Берни рядом.

В 1938 году общение отца нации с его маленькой подругой было отмечено последним письмом с приложенным к нему букетом эдельвейсов, а вскоре и вовсе прекратилось. Но Нинау, в отличие от других еврейских семей, участь депортированных не постигла. Их хранила бывшая дружба Бернели с Гитлером. Повзрослев, девочка получила хорошее образование и начала работать чертежницей. Но судьба обошлась с ней жестоко: она умерла, заболев полиомиелитом. Каролина Нинау пережила свою дочь на много лет, проведя последний год жизни в доме для престарелых и оплакивая любимую Берни.

Посмотрите также

У витрины магазина, 1961 год

У витрины магазина, 1961 год

Добавить комментарий