Рейтинг@Mail.ru

С какого перепою Тюдоры породнились с королями.

С какого перепою Тюдоры породнились с королями.

Итак, после первоапрельской истории с замком Конви, братья Тудуры получили "королевское прощение". Однако, беспорядки в Уэльсе на этом отнюдь не заканчиваются, а когда по твоим владениям и владениям соседей годами ходят туда–сюда вежливые вооружённые люди, на пользу твоему благосостоянию это не идёт, даже если твоя семья соблюдает нейтралитет.
Что, в принципе, не удивительно: имущество нейтралов с удовольствием пилят обе активные стороны конфликта. В итоге Тудуры как–то постепенно лишаются земель, доходов и сбережений, но сохраняют свой главный капитал — головы.

К 1407–ому году определяется будущий победитель — принц Генри Монмут, а обедневший Маредат ап Тудур решает, что пора переставать гнуть из себя гордого валлийского аристократа и влиятельного земельного магната. Приходится начинать путь наверх, практически, заново: Маредат пристраивает своего сына Оуайна пажом к лондонскому королевскому двору. Мальчик получает английское воспитание, но сохраняет валлийскую необузданность характера и семейную склонность к авантюрам.

В 1415–ом юный Оуайн принимает участие в первом походе Генриха V во Францию и сражается при Азенкуре (наученный собственным опытом, Генрих V высоко ценит валлийских лучников), за что получает "права англичанина" под именем Оуэна Тюдора. Хотя я не исключаю, что это произошло позже: возможно, хронисты выдумали подвиг его оружия post factum, поскольку это несколько престижнее, чем получить "гражданство" благодаря подвигу, совершённому половым членом.

В 1422–ом умирает Генрих V. После него остаётся 21–летняя вдова — дочь французского короля Екатерина Валуа и сын — годовалый король Англии и Франции Генрих VI. По понятным причинам Генрих VI исполнять свои обязанности не может, и регентскую власть получают братья Генриха V: Джон, герцог Бедфорда, и Хемфри, герцог Глостера. Екатерина, отдавая предпочтение средневековым гламурным тусовкам, политикой не интересуется, и её оставляют при дворе в статусе "вдовствующей королевы и матери короля". И всё бы ничего, но вот только, по выражению её современников, прекрасная француженка "не умеет сдерживать плоть"…

А вот это — потенциально опасно. Мало того, что, в случае чего, бастардов потом неведомо как легализовывать, и смеху — на всю Европу. Но ведь может ещё и так обернуться, что любовником королевы станет кто–нибудь озабоченный не столько сексуально, сколько политически. И мало ли, на что он её подобьёт — возьмут, да и заявят свои права на регентство при малолетнем сыне Екатерины, а это — гражданская война. В общем, в регентском совете историю с кочергой хорошо помнили. К тому же, корона Франции прибыла в Англию именно в качестве её приданного, и в случае повторного замужества Екатерины и смерти Генриха VI (даже королевские дети часто не доживали до совершеннолетия) могут возникнуть разногласия, кому она должна достаться. Неприятность, одним словом.

К 1427–ому году неприятности наклёвываются вполне осязаемым образом: Екатерина сближается с Эдмундом Бофором, 2–ым герцогом Соммерсета — неполноправным членом королевской семьи и влиятельным магнатом. Хэмфри был грамотным политиком и вовремя сообразил, что лучший способ не пустить "олигарха" в политику — это заранее пригрозить ему потерей денег. Через Парламент проводится документ, регламентирующий порядок вступления вдовствующей королевы в брак, согласно которому, брак может быть заключён исключительно с личного согласия короля по достижению им совершеннолетия. Несанкционированная женитьба на королеве приравнивается к "оскорблению короны", и молодожён должен быть лишён всех земель и титулов. Эдмунд решает не рисковать и прекращает ухаживания, а за Екатериной устанавливается наблюдение.

Не уследили: страстную натуру француженки не так–то легко унять. В ситуации, когда все благородные рыцари от неё шугаются, на неё положил глаз… почти слуга, заведующий её гардеробом Оуэн Тюдор. Потому что ему пофиг — ни земель, ни титулов у него всё равно нет, а дикой мужественности столько, что в узких штанах придворного никак не удержать.

Легенда гласит, что на одном из приёмов Оуэн надрался так, что не удержался на ногах и рухнул своей королеве на колени. Оправиться от эротического шока, полученного от столь интимного по тем временам соприкосновения с брутальным валлийским мужиком, Екатерина не смогла и влюбилась до беспамятства. В итоге, 1429–ом году они, вроде как, тайно обвенчались. Хотя, может и не венчались — просто потом было проще выдумать тайный брак, чтобы узаконить детей.

Так или иначе, Екатерину и Оуэна поспешно выпихивают из Лондона с глаз долой, а в 1430–ом рождается их первый сын Эдмунд. Оуэна, как бы, объявляют преступником и лишают владений и титулов (которых и так нет), но наказывать строже совсем не спешат. Более того, в мае 1432–го Парламент подтверждает (или дарует?) за Оуэном Тюдором "права англичанина".

Позорище, конечно, дикое, но Хэмфри, видимо, всё вполне устроило — выйдя за не пойми кого, королева окончательно и бесповоротно лишила себя возможности претендовать на регентство при малолетнем сыне. О чём она сама, судя по всему, совершенно не жалела — совершенно не нужна она, эта власть, при наличии в доме хорошего мужика.

Так Тудуры разом стали англичанами–Тюдорами, породнились с английскими и французскими королями и резко повысили свой социальный статус за пределами Уэльса. Сыновей Екатерины и Оуэна, в последующем снабдили титулами и имениями и пристойно женили — сводные братья короля, всё–таки. Оуэн в дальнейшем показал себя одним из самых верных вассалов своего пасынка. А то, что в ходе Войны Роз Плантагенеты доведут себя до такого состояния, что претендентом на трон окажется его внук Генрих Тюдор, вины Оуэна нет никакой.

© Dirty

Посмотрите также

Белка объелась забродивших яблок

Белка объелась забродивших яблок

Добавить комментарий